Влияние псориаза на качество жизни больного

Введение. Проблема псориаза в настоящее время весьма актуальна в связи с достаточно широкой распространенностью. Псориаз — мультифакторное заболевание, в развитие которого важное значение имеют наследственная предрас­положенность, нарушение функций иммунной, эндокринной, нервной систем, неблагоприятное воздействие факторов внешней среды и др. [1]

Видимые патологические изменения кожного покрова больных псориазом снижают самооцен­ку, нарушают социальную адаптацию, зачастую тяжелые клинические разновидности приводят к инвалидизации и снижению качества жизни. Исследование качества жизни (КЖ) — надежный метод оценки здоровья и общего благополучия человека [2]. Изучение КЖ позволяет оценить физическое, психологическое и социальное бла­гополучие человека, причем оценка этих состав­ляющих проводится самим индивидуумом.

Изучение КЖ является общепринятым в меж­дународной практике, высокоинформативным, чувствительным и экономичным методом оценки состояния здоровья как населения в целом, так и отдельных социальных групп, включая и больных[3,4] Понятие «качество жизни» положено в основу новой парадигмы понимания болезни и определения эффективности методов ее лечения [5]

Целью данного исследования — оценка ка­чества жизни больных псориазом в сравнении с показателями условно-здоровых лиц.

Материал и методы исследования

Исследование проводилось на базе Ады­гейского клинического кожновенерологического диспансера города Майкопа с сентября 2010 года по декабрь 2010 года. Предметом ис­следования послужили 30 человек больных псо­риазом, среди которых 14 больных — лица муж­ского пола,16 больных — лица женского пола. Возраст больных от 22 до 78 лет. Среди обсле­дуемых с вульгарной формой псориаза — 21 па­циент, с артропатической формой — 5 пациентов, с эритродермической формой — 2 пациента, с ладонно-подошвенной формой — 2 пациента. Объективность течения и тяжести процесса в исследуемой группе оценивалось индексом PASI,который вычисляется с учетом размера поражения участка, выраженности гиперемии, инфильтрации и шелушения. Максимальный индекс PASI по методике — 72 балла. В исследуемой группе тяжесть процесса распределилась следующим образом: 0-10 баллов — 3 пациента; 10-50 баллов — 25 пациентов; 50-72 баллов -2 пациента.

Исследование КЖ проведено с использова­нием опросника MOS SF-36(Medical Outcomes Study Short From) [6], который позволяет прово­дить оценку качества жизни пациентов за послед­ние 4 недели. Русская версия опросника была адаптирована и валидирована «Межнациональным центром исследования качества жизни» в Санкт-Петербурге и любезно предоставлена нам в распоряжение. Инструмент состоит из 36 во­просов, которые формируют 8 шкал: физическое функционирование (ФФ), ролевое физическое функционирование (РФФ), боль (Б), общее здо­ровье (ОЗ), жизнеспособность (Ж), социальное функционировании (СФ), ролевое эмоциональ­ное функционирование (РЭФ), психологическое здоровье (ПЗ). Количество возможных вариантов ответов варьирует от 2 до 6. Ответы на вопросы представлены в виде шкал Ликерта. После про­ведения шкалирования (перевода необработанных данных в баллы КЖ) результаты исследова­ния выражаются в баллах от 0 до 100, по каждой из 8 шкал. Чем выше балл по шкале опросника SF-36, тем лучше показатель качества жизни. В качестве групп сравнения были использованы данные пациентов (контрольная группа 1) про­шедших курс реабилитационных мероприятий (37 человек с избыточной массой тела) в ООО» Центр здоровья» (директор д.м.н., профессор Ю.Ю. Даутов). Данные по КЖ контрольной гуппы 2 сравнения взяты нами из исследова­ний «Межнационального центра изучения каче­ства жизни», проведенные на условно-здоровых

(2114 человек отобранных при случайной вы­борке) жителях Санкт-Петербурга [5]. Данные опросника подверглись статистической обра­ботке с помощью параметрического метода а и критерия t-Стьюдента. Вычислялись: средняя ва­риационного ряда (Мср), стандартное отклонение (+ SD),стандартная ошибка (+m ). Различия счи­тались статистически значимыми при р

По материалам applied-research.ru

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Новицкая Наталья Николаевна. Влияние псориаза на качество жизни больных : диссертация . кандидата медицинских наук : 14.00.11 / Новицкая Наталья Николаевна; [Место защиты: ГОУВПО «Новосибирский государственный медицинский университет»].- Новосибирск, 2009.- 137 с.: ил.

Глава I. Обзор литературы 10

1.1. Качество жизни и псориаз. Определение понятия «качество жизни». Концепция исследования качества жизни в дерматологии 10

1.2. Псориаз как психосоматическое заболевание. Историческая справка. Роль психоэмоционального фактора в этиологии и патогенезе псориаза (пси-хонейроиммунные взаимодействия) 15

1.3. Психологические особенности пациентов, страдающих псориазом 25

CLASS Глава II. Материал и методы исследовани CLASS й

2.1. Клиническая характеристика больных 36

2.2. Методики исследования больных псориазом 41

Глава III. Соматические аспекты качества жизни больных псориазом 49

3.1. Влияние социально-биологических факторов на качество жизни больных псориазом 50

3.2. Влияние клинической картины псориаза на качество жизни больных 56

Глава IV. Психологические аспекты качества жизни больньгх псориазом 64

4.1. Влияние психоэмоционального состояния на качество жизни больных 65

4.2. Личностный профиль больных псориазом 71

Глава V. Влияние комплексного лечения на качество жизни больных псориазом 82

5.1. Сравнительный анализ клинической эффективности традиционного дер-матотропного и комплексного с применением анксиолитика лечения 82

Глава VI. Обсуждение результатов 93

Практические рекомендации 107

Актуальность исследования. Распространённость псориаза по различным источникам литературы среди населения Земли составляет от ОД % до 7 % (Аковбян В. А., 1992; Мордовцев В. Н., 1992; Иванов О. Л., 1997; Скрип-кинЮ. К., 2001; Кочергин Н. Г., 2005; ХобейшМ. М., 2008; PaivaE. S., 2000; Diepgen Т. L., 2003). Высокий уровень заболеваемости псориазом на современном этапе развития цивилизации объясняется стремительным темпом жизни общества, увеличением эмоциональной нагрузки, требующей огромных нервных и интеллектуальных усилий, в результате чего нередко возникают «ножницы» между возможностями биологической природы человека и условиями жизни. Исходя из этого, псориаз нередко относят к группе так называемых «болезней цивилизации» (Довжанский С. И., 2001).

В последние годы оценка качества жизни становится предметом клинического интереса, научных исследований, критерием назначения или коррекции применения лекарственных препаратов. Как известно, заболевания влияют как на физическое состояние индивидуума, так и на психологию его поведения, эмоциональные реакции, часто изменяют его место и роль в социальной жизни. Следовательно, важно получить наиболее полное представление о характере воздействия болезни на важнейшие функции человека, что позволяет сделать метод оценки качества жизни. Данные о качестве жизни дают возможность осуществлять постоянный мониторинг состояния больного и в случае необходимости проводить коррекцию терапии. Оценка качества жизни, сделанная самим больным, является ценным и надёжным показателем его общего состояния. Показатели качества жизни наряду с традиционным медицинским заключением, сделанным врачом, позволяют составить полную и объективную картину болезни (Новик А. А., 2002; Кубанова А. А., 2004; Кочергин Н. Г., 2006). В связи с этим исследование качества жизни больных псориазом представляется весьма актуальным.

Цель работы. Изучить качество жизни больных псориазом с учётом клинических проявлений дерматоза, психологических, социально-биологических факторов и обосновать применение медикаментозной психокоррекции в комплексной терапии псориаза.

Установить корреляционную связь показателей качества жизни с социально-биологическими факторами (пол, возраст, социальная активность) и клиническими проявлениями псориаза (возраст дебюта заболевания, частота обострений и давность дерматоза, провоцирующие факторы, тяжесть и распространённость кожного процесса, локализация высыпаний, субъективные симптомы).

Оценить распространённость тревоги и депрессии у больных псориазом и установить уровень их корреляции с социально-биологическими факторами, клиническими проявлениями псориаза, показателями качества жизни.

Определить уровень личностной тревожности, алекситимии, склонность к тревоге и депрессии, тип акцентуации как факторов, характеризующих личностный профиль больных псориазом и предрасполагающих к психосоматической патологии.

Провести анализ клинической эффективности традиционной терапии больных псориазом в сравнении с комплексным лечением, включающим применение медикаментозной психокоррекции, на основании динамики данных индекса PASI, теста Спилбергера и показателей качества жизни.

Научная новизна. Впервые доказано, что у больных псориазом на качество жизни оказывают влияние не только клинические проявления дерматоза, но и психоэмоциональное состояние больных: так коэффициент корреляции показателей качества жизни (опросник PDI) с индексом PASI составляет г = 0,5, а с реактивной тревожностью — г = 0,8 (р < 0,05).

Впервые у больных псориазом выявлены высокий уровень алекситимии (54,7 %), склонность к тревоге и депрессии (89 %), наличие акцентуации по циклотимическому (78 %), педантичному (75 %), тревожному (77 %), «застре-

вающему» (70 %), низкому демонстративному (77 %) и гипотимному (93 %) типам, что является факторами, предрасполагающими к психосоматическим расстройствам.

Впервые доказано, что применение в комплексном лечении больных псориазом с симптомами тревоги селективного анксиолитика повышает эффективность традиционного дерматотропного лечения, что достоверно выявляется в положительной динамике данных индекса PASI, теста Спилбергера и показателей качества жизни.

Практическая значимость. Непосредственным результатом исследования была разработка, апробация и внедрение метода лечения больных псориазом с симптомами тревоги, включающего назначение наряду с дерматотропны-ми препаратами медикаментозной психокоррекции (на примере селективного анксиолитика). Предложенный метод повышает эффективность терапии больных псориазом с симптомами тревоги и улучшает их качество жизни.

Основные положения, выносимые на защиту:

Качество жизни пациентов, страдающих псориазом, обусловлено не только клиническими проявлениями дерматоза и социально-биологическими факторами, но и в не меньшей степени психическим состоянием больных.

Особенности личностного профиля больных псориазом предрасполагают к развитию психосоматических расстройств и негативно отражаются на качестве жизни.

В комплекс терапевтических и профилактических мероприятий у больных псориазом необходимо включать методы, направленные на коррекцию психоэмоционального состояния. Применение в комплексном лечении больных псориазом с симптомами тревоги медикаментозной психокоррекции способствует значительному повышению их качества жизни.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на III Байкальской межрегиональной конференции «Психосоматические и соматоформ-

ные расстройства в клинической практике» (Иркутск, 2007), IV Байкальской межрегиональной конференции «Психосоматические и соматоформные расстройства в клинической практике» (Иркутск, 2008), научно-практической конференции молодых учёных «Психосоматическая медицина» (Иркутск, 2009).

Внедрение результатов исследования. Результаты, полученные в настоящем исследовании, внедрены в практическую деятельность кожно-венерологического отделения факультетских клиник Иркутского государственного медицинского университета, а также в работу Иркутского областного кожно-венерологического диспансера, Читинского краевого кожно-венерологического диспансера, Тулунского областного кожно-венерологического диспансера. Материалы диссертации используются в учебном процессе кафедры дерматовенерологии Иркутского государственного медицинского университета.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 14 печатных работ, из них 2 — в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Объём и структура диссертации. Диссертация изложена на 129 страницах машинописного текста. Состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, трёх глав результатов собственных исследований, обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, приложения. Работа содержит 28 таблиц и иллюстрирована 6 рисунками. Список литературы включает работы отечественных и зарубежных авторов (227 источников).

Личный вклад автора. Весь материал диссертационного исследования собран, обработан и проанализирован лично автором.

Псориаз как психосоматическое заболевание. Историческая справка. Роль психоэмоционального фактора в этиологии и патогенезе псориаза (пси-хонейроиммунные взаимодействия)

Проблема взаимоотношения психики и кожи как предмет научного познания уходит корнями в историю человечества. Особое место психического компонента в структуре многих кожных заболеваний издавна отмечалось врачами. Отголоски подобного подхода можно найти ещё в трудах Гиппократа, который, формулируя свою идею о природе человеческой сущности в виде четырёх основополагающих черт характера, в принципе отмечал единые формирующие механизмы и для кожных заболеваний (Тополянский В.Д., 1986; Еникеев М.И., 1999; Немов Р.С., 1999; Шапарь В.Б., 2002; Малкина-Пых И.Г., 2003; Марилов В.В., 2006; Обухов С.Г., 2007).

В то же время, идея единства души и тела прослеживается в трудах Аристотеля, Платона, Гал єна, где формируются первые представления о значении личности в возникновении конкретных заболеваний (Брайтигам В., 1999; Собенников B.C., 2008).

Теологический подход врачей средневековья к очищению (исцелению) «второй личности» больного кожным заболеванием в определённой мере может рассматриваться как вариант примитивной психотерапии (Львов А.Н., 2004).

Начало психосоматического подхода в дерматологии было положено в конце 18 века, когда W. Falkoner в 1788 году впервые предпринял попытку связать активность кожного процесса с нарушением иннервации поражённых участков кожи. В дальнейшем теория патологической иннервации кожи достаточно долгое время служила предметом дискуссии, хотя в свете этой концепции рассматривается происхождение «невроза кожи», выделенного Е. Wilson в 1867 году. Автор определял этим термином кожные заболевания, в основе которых лежат некие «невротические конфликты» (Дороженок И.Ю., 2006). П.В. Никольский (1901), отмечал причинное значение эмоциональных расстройств в патогенезе кожных заболеваний, рассматривал псориаз как своеобразный трофоневроз, при котором нарушены адаптационные механизмы (Иванов О.Л., 1999).

В 1916 году Джелифф и Эванс описали случай псориаза и утверждали, что первостепенное этиологическое значение имели психологические факторы, в частности эксгибиционистские наклонности (Александер Ф., 2002).

В 1933 году немецкий дерматолог W. Sack в своём труде «Психика и кожа» впервые описал принцип экспериментальной деятельности в психосоматической дерматологии, подчёркивая большое значение статистических методов. Он предполагал, что симптомы кожных заболеваний развиваются в зависимости от ряда факторов: наследственной предрасположенности, конституциональных особенностей, окружающей среды и, самое главное, индивидуального жизненного пути человека. Подчёркивая демонстративность со-матопсихических отношений между кожными покровами и психикой, W. Sack предложил принимать состояние кожи как один из показателей состояния психики индивидуума (Тополянский В.Д., 1986; Иванов О.Л., 1999).

Американский психоаналитик F. Alexander в 1968 году впервые показал, что кожа обладает свойством специфической органной предрасположенности к реакции на стресс. Главная идея автора выражалась простой мыслью о том, что патологический кожный процесс включает в себя не только локальный очаг, но и разум больного (Александер Ф. 2002).

Австралийский психоаналитик F. Whitlok в работе «Психофизиологические аспекты кожных болезней» (1980) ввел понятие «психодерматология» (Львов А.Н., 2004).

В России проблема психодерматологии интересовала многих учёных. В первую очередь следует отметить серию работ основателя российской научной дерматологии А.Г. Полотебнова, объединённых под общим названием «Нервные болезни кожи» (1886-1887гг.). Алексей Герасимович Полотебнов рассматривал псориаз и другие дерматозы в тесной связи с патологией внутренних органов, обменом веществ и состоянием нервной системы. Такое представление тесно увязывалось с его учением о кожных заболеваниях, согласно которому патология кожи является отражением функционального состояния систем организма (Мордовцев В.Н., 1992).

В начале прошлого столетия почти все неинфекционные кожные болезни (в том числе и псориаз) рассматривались как в свете теории нервизма И.М. Сеченова, так и психофизиологического учения И.П. Павлова (Николаева В.В., 1987). Этой проблеме также уделяли большое внимание А.И. Картамышев (1936) — опубликовал первую в СССР монографию «Гипноз в дерматологии», М.М. Желтаков (1950) тоже работал в области гипнотерапии («Электросон и гипноз в дерматологии») кожных болезней. Из отечественных работ следует отметить исследования Ю.К. Скрипкина (1964) в области патогенеза аллергодерматозов (в частности, роли состояния коры надпочечников и центральной нервной системы при этих состояниях), В.Н. Гороховой (1974), В.Ю. Елецкого (1986), изучавших нервно-психические нарушения у больных псориазом и нейродерматозами. Однако необходимо отметить, что в

России до недавнего времени проблема психодерматологии оставалась не до конца разработанной. Отдельные исследования по изучению психического статуса дерматологических больных не систематизированы и им не уделено пока должного внимания (Смулевич А.Б., 2006).

На кафедре кожных и венерических болезней ММА им. И.М.Сеченова под руководством заведующего кафедрой проф. О.Л. Иванова начато и принимает приоритетное направление целенаправленное исследование в области психодерматологии. С 1990 г. на базе клиники кожных болезней ММА им. И.М.Сеченова была создана психодерматологическая группа (Остришко В.В., Колесников Д.Б., Львов А.Н.), изучающая клинику, течение и вопросы коррекции психических расстройств у кожных больных, а также тесные ко-морбидные связи между психическим состоянием и кожным патологическим процессом. Высокий уровень исследований был достигнут в последнее десятилетие благодаря совместным работам с группой академика РАМН, профессора А.Б. Смулевича (кафедра психиатрии и психосоматики ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова, Научный центр психического здоровья РАМН). С этого времени в сотрудничестве дерматологов и психиатров начался качественно новый этап.

Для оценки тяжести и распространённости псориаза в исследуемой выборке использовался индекс PASI. Средний индекс PASI по всей выборке составил 30,6 ± 1,34. С помощью коэффициента корреляции Пирсона были выявлены выраженные прямые корреляции между показателями индекса PASI и показателями качества жизни (табл. 8). То есть, чем тяжелее клинические проявления псориаза (чем более выражены эритема, инфильтрация и шелушение, а также чем больше площадь поражения псориатическими элементами), тем ниже качество жизни. Необходимо отметить, что статистически значимые корреляции между тяжестью и распространённостью псориаза выявлены по всем шкалам опросников качества жизни.

Соответственно пациенты по поводу собственного заболевания — псориаза, испытывали серьёзные ограничения в жизни: в быту, на работе, при общении с другими людьми, на отдыхе. Состояние кожи отражалось на психоэмоциональном состоянии (осо- бенно у женщин): пациенты выска зывали своё беспокойство по поводу состояния своей кожи, часто нервничали, тревожились. С другой стороны качество жизни также отражалось на заболевании (ведь выявлена взаимосвязь между тяжестью и распространённостью псориаза и качеством жизни). Жизненные неурядицы (потеря работы, смерть близкого человека, дорожно-транспортные происшествия, семейные проблемы и т.д.) нередко являлись причиной обострения псориаза. В подтверждение этому, выявлена статистически значимая прямая корреляция между перенесённым психо-эмоциональным стрессом и индексом PASI (г = 0,34; р 0,05).

Конечно, больные псориазом с локализацией высыпаний на лице, тыле кистей и т.д. ниже оценивали своё качество жизни, причем, по всем шкалам. Им намного тяжелее в общении с другими людьми (63% стеснялись подать руку при рукопожатии), многие из них (68% ) не посещали общественные места, например, парикмахерские. Кроме того, больные псориазом с локализацией высыпаний на лице, тыле кистей и т.д. испытывали значительные трудности в социальной сфере. Если у больных псориазом с локализацией высыпаний на закрытых участках кожи были обнаружены статистически значимые корреляции только между показателями качества жизни и низкой или высокой социальной активностью, то у больных с поражением открытых участков тела — со всеми уровнями социальной активности (табл. 10).

Анализ влияния давности псориаза на качество жизни показал, что статистически значимые корреляции выявлены только между давностью псориаза более 10 лет и шкалой «симптомы» опросника Скиндекс-29 (г = 0,17; р 0,05). Шкала «симптомы» выявляет влияние симптомов кожного заболевания (например, зуд, жжение, шелушение, сухость кожи) на качество жизни больных. То есть пациенты с давностью заболевания более 10 лет несколько ниже оценивали качество жизни не в целом, а только по этой шкале. В то же время по остальным шкалам различий статистически значимых нет. Получается, что в исследуемой выборке не выявлено достоверной взаимосвязи между продолжительностью кожного заболевания и качеством жизни в целом. Пациенты с разной давностью псориаза примерно одинаково оценивали своё качество жизни. Скорее всего, это можно объяснить личностными особенностями, входящих в исследуемую выборку, больных псориазом, то есть характерной для них ригидностью (негибкостью) и отсутствием зависимости поведения от психоэмоционального состояния, а также их способностью в связи с этим адаптироваться.

Другим важным фактором в оценке влияния псориаза на качество жизни больных является частота обострений заболевания. При проведении корреляционного анализа были выявлены следующие закономерности: во-первых, выраженная прямая корреляция наблюдалась между показателями качества жизни и частотой обострений 2 и более раза в год, во-вторых, умеренная прямая корреляция — между показателями качества жизни и частотой обострений 1 раз в год и, в-третьих, выраженная обратная корреляция — между показателями качества жизни и частотой обострения 1 раз в два года и реже (табл. 11).

Таким образом, наиболее низкое качество жизни отмечалось у больных псориазом с частотой обострения два раза в год и чаще. При этом частые обострения отражались на всех сторонах жизни больных псориазом: и в повседневной деятельности, и на работе, и в межличностных отношениях, и на отдыхе. Лечение по поводу обострения заболевания также негативно сказывалось на качестве жизни больных.

Это можно объяснить тем, что любое отклонение от среднего уровня социальной активности (отсутствие работы или наоборот напряжённая профессиональная деятельность) расценивались пациентами как стрессовые и могли в ряде случаев стать причиной обострения псориаза. В то же время обострение псориаза и, связанное с ним, лечение (часто стационарное) значительно ограничивало больного в профессиональной деятельности. Как уже говорилось, со стрессовым фактором обострение заболевания связывала большая (62,4%) часть больных псориазом. Корреляционный анализ также показал взаимосвязь частоты обострений и перенесённого стресса (г = 0,22; р 0,05).

Кроме психоэмоционального статуса у больных псориазом (п = 116) изучался личностный профиль. Как известно, личность (лат. — persona) в психологии — это совокупность наиболее устойчивых психических качеств (свойств), формирующихся под влиянием наследственных задатков и социального научения (воспитания и обучения) (Овчинников Б.В., 2005).

Одной из задач данного исследования было охарактеризовать личностный профиль больного псориазом, тип акцентуации личности, определить психосоматическую предиспозицию. Личность больного, тип акцентуации наряду с другими факторами оказывают влияние на формирование отношения пациента к собственному заболеванию (в частности, псориазу) и соответственно на качество их жизни (Менделевич В.Д., 2005). Для характеристики личности больного псориазом был использован опросник Мини-мульт.

Контрольную группу составили 30 человек без кожной патологии (первая контрольная группа) и 27 пациентов, страдающие другой кожной патологией (вторая контрольная группа). В первой контрольной группе: 18 (60%) женщин, 12 (40%) мужчин. Средний возраст- 34,4 ±1,5 года. Во второй контрольной группе: 14(51,9%) женщин, 13 (48,1%) мужчин. Средний возраст — 36,5 ± 8,2 лет. Среди них: истинная экзема (кистей, стоп) — 14 (46,7%) человек, атопический дерматит, эритемато-сквамозная форма — 8 (29,6%) пациентов, угревая болезнь, папуло-пустулёзная форма — 5 (23,7%) человек.

Для статистической обработки данных опросника Мини-мульт был использован факторный анализ: 1-й фактор — предрасположенность к психосоматическим расстройствам. 2-й фактор — достоверность ответов (искренность испытуемого, правдивость ответов) (табл. 19).

С точки зрения опросника MMPI (вариант Мини-мульт) личностный портрет больного псориазом характеризовался подъёмом профиля по шкалам: ипохондрии, депрессии, истерии, психопатии, психастении, ши-зоидности. В тоже время по шкалам паранойяльности и гипомании повышение профиля у больных псориазом не отмечалось (табл. 19).

Испытуемые с высокими оценками по шкале ипохондрии медлительны, пассивны, принимают всё на веру, плохо адаптируются, легко теряют равно весие в социальных конфликтах. Для них характерны озабоченность своим физическим состоянием, пессимизм и неверие в успех, особенно в отношении медицинской помощи.

Высокие оценки по второй шкале (депрессии) имеют чувствительные лица, склонные к тревогам, депрессиям. Шкала истерии выявляет у лиц стремление казаться больше, значительнее, чем есть на самом деле. Они используют симптомы заболевания как средство избегания ответственности. Шкала психопатии. Высокие оценки по этой шкале свидетельствуют о социальной дезадаптации, такие люди агрессивны, конфликтны, пренебрегают социальными нормами и ценностями. Шкала психастении диагностирует лиц с тревожно-мнительным типом характера, которым свойственны тревожность, боязливость, нерешительность, постоянные сомнения.

По данным цветового теста Люшера достоверных различий между больными псориазом и контрольными группами не выявлено. Кроме одной особенности, заключающейся в том, что для больных псориазом крайне устойчивым является сочетание коричневого (6) и чёрного цветов (7) и их расположение на первых позициях, что символизирует негативные тенденции: тревожность, стресс, переживание страха. Усреднённая характеристика больного псориазом по Люшеру: амбициозно-защитные тенденции, потребность в отстаивании собственных установок, упорство, противодействие обстоятельствам, которое носит защитный характер. Практичность и трезвость суждений, рационализм, тенденция к системному подходу при решении проблем. Опора на накопленный опыт. Ориентировка на собственное мнение, сопротивление внешне-средовым воздействиям. Зрелость жизненной платформы. Чувство соперничества. Тропизм к конкретным видам деятельности, сфере точных знаний и положению лидера в социальном окружении сочетается с такими особенностями, как выраженная надежда на успех, потребность в эмоциональной вовлечённости, в переменах, в общении. Потребность нравиться окружающим, зависимость от средовых воздействий, поиски признания. В выборе вида деятельности наибольшее значение придаётся тому, чтобы сам процесс деятельности приносил удовольствие. Любые формальные рамки тесны и плохо переносятся. Непосредственность чувств, пристрастие к забавам, игровому компоненту в деятельности. Противоречивое сочетание повышенного чувства собственного достоинства и болезненного самолюбия с подвластностью средовым влияниям, ориентировка на мнение других. Стремление укрепить самооценку через престижность позиции и популярность среди окружения. Экспансивность высказываний и поведения, эмоциональная вовлечённость. Оригинальность и творческий подход в решениях. Настойчивость в отстаивании собственной индивидуальности, что усложняет адаптацию. Избирательность в контактах, обособленность, стремление избегать глубоких привязанностей, чтобы не испытывать разочарования. Сосредоточенность на собственных проблемах. Протест в отношении запретов и нежелательных ограничений (в том числе связанных с псориазом). Потребность распоряжаться своей судьбой самостоятельно. Собственно последнее можно рассматривать, как основной мотив обращения к врачу.

В исследуемой выборке с помощью Торонтской алекситимической шкалы «алекситимический» тип личности был выявлен у 54,7% человек. Как известно, алекситимическая личность характеризуется трудностями в определении и описании собственных переживаний, сложностью в различении чувств и телесных переживаний, снижением способности к символизации, о чём свидетельствует бедность фантазии (Карвасарский Б.Д., 2004). Такие пациенты при беседе часто затруднялись в описании своих внутренних проблем и ощущений, часто переходя на жесты вместо слов. Алекситимия рассматривается как некая совокупность признаков, характеризующих психический склад индивидов, предрасполагающий их к специфическим психосоматическим заболеваниям (Малкина-Пых И.Г., 2005; Иванец Н.Н., 2006). В последние годы её рассматривают как фактор риска развития психосоматических заболеваний.

С помощью методики Акцент-2-90 был охарактеризован тип акцентуации у больных псориазом в исследуемой выборке. Одной из наиболее известных и разработанных систематик типов личности, удобных для оценки преморбидных черт, является классификация «акцентуированных личностей» немецкого психиатра Карла Леонгарда. В основе этих типов лежат акцентуации характера, то есть чрезмерное усиление отдельных его черт, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определённого рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим (Жмуров В.А., 1988; Коркина М.В., 2004; Иванец Н.Н., 2006; Обухов С.Г., 2007). Акцентуированные личности (в отличие от психопатий, расстройств личности) — это крайние варианты нормы) (Коркина М.В., 2004; Иванец Н.Н., 2006). В клинической практике приходится наблюдать множество смешанных и переходных вариантов. Личностный тип определяет основные формы реакций на психотравмирующие события и специфический набор механизмов психологической защиты (Иванец Н.Н., 2006).

Сравнительный анализ клинической эффективности традиционного дер-матотропного и комплексного с применением анксиолитика лечения

Как показали результаты исследования психоэмоционального статуса больных псориазом, в 75% случаев была выявлена высокая реактивная тревожность (по данным теста Спилбергера средний показатель составшг47,5 ± 0,81), коррелирующая с индексом PASI (г = 0,27; р 0,05) и с показателями качества жизни (г = 0,78; р 0,05 Скиндекс-29 и г = 0,79; р 0,05 PDI).

Состояние тревожности у больных псориазом характеризовалось неприятными ощущениями беспокойства, напряжённости, нервозности, чувством опасности, неясной угрозы, которые сопровождались активацией вегетативной нервной системы. В связи с чем к традиционной дерматотропной терапии, включающей общее (гипосенсибилизирующие — натрия тиосульфат, препараты кальция, антигистаминные препараты) и местное лечение (глюко-кортикостероиды для наружного применения, кератолитические мази — сер-но-салициловая, борно-салициловая), дополнительно был назначен анксио-литический препарат.

Необходимо отметить, что длительное состояние тревоги вызывает перестройку центральной нервной системы по тревожному типу и разбаланси ровку основных медиаторных систем. Следовательно, можно предположить, что при псориазе нейрофизиологические механизмы тревоги играют существенную роль (Павлова О.В., 2004; Скрипкин Ю.К., 2007). И соответственно назначение анксиолитика будет иметь не только симптоматическое значение, но и в какой-то степени патогенетическое.

Из анксиолитиков было отдано предпочтение селективному анксиолитику 2[-2- (морфолино)-этил]-тио-5-этоксибензилимидазола дигидрохлориду, который относится к производным меркаптобензимидазола и не является агонистом бен-зодиазепиновых рецепторов. Основной механизм его анксиолитического действия заключается в устранении мембранозависимого снижения уровня рецепции в бензодиазепиновом сайте ГАМК-бензодиазепинового рецепторного комплекса (Незнамов Г.Г., 2005). Данный препарат обладает стимулирующим эффектом, при этом ему не свойственны побочные эффекты традиционных бензодиазепи-новых транквилизаторов (гипно-седативный, миорелаксирующий, амнезирую-щий и т.д.) (Смулевич А.Б., 2007). Кроме того, бензодиазепиновые транквилизаторы могут взаимодействовать с соматотропными препаратами (антигистамин-ными и др.) и приводить к усилению нежелательных эффектов (Незнамов Н.Г., 2005; Медведев В.Э., 2007).

Было выделено две группы больных псориазом: Первая группа (п = 57) — больные псориазом с симптомами тревоги, которым был назначен анксиолитик — 2[-2- (морфолино)-этил]-тио-5-этоксибензилимидазола дигидрохлорид (комплексное лечение); Вторая группа (п = 30) — больные псориазом с симптомами тревоги, не получавшие анксиолитик (традиционное лечение) — контрольная группа.

В первой группе 35 (61,4%) человек составили женщины, 22 (38,6%) -мужчины. Средний возраст — 42,2 ± 0,49 года. Средний индекс PASI составил 34,45 ± 2,72. Согласно МКБ 10 у всех (п = 57) больных диагностирован псориаз обыкновенный. Из них у 7 (12,3%) пациентов отмечалась экссудативная форма, у 4 (7%) — лалонно-подошвенная клиническая форма. Средний пока затель реактивной тревожности — 49,32 ± 7,01, личностной тревожности -60,58 ± 5,25.

Пациентам данной группы был назначен дополнительно к традиционной дерматотропной терапии, включающей общее (гипосенсибилизирующие лекарственные средства — натрия тиосульфат, препараты кальция; антигис-таминные препараты) и местное (глюкокортикоиды для наружного применения, кератолитические мази — серно-салициловая, борно-салициловая) лечение, селективный анксиолитик (2[-2- (морфолино)-этил]-тио-5-этоксибензилимидазола дигидрохлорид) в дозе 10 мг 3 раза в сутки.

Во второй группе женщины составили 19 (63%) человек, мужчины — 11 (37%), средний возраст — 46,3 ± 0,37лет. Средний индекс PASI составил 32,53 ± 2,81. Согласно МКБ 10 у всех (п = 30) больных диагностирован псориаз обыкновенный. Среди клинических форм псориаза у 5 (16,7%) — экссудатив ная, у 2 (6,6%) — ладонно-подошвенная. Средний показатель реактивной тревожности — 46,32 ± 1,65, личностной тревожности — 56,43 ± 6,45.

Как видно из таблицы 25, статистически значимых отличий нет только по шкале личностной тревожности, рассматривающей тревожность как устойчивую характеристику личности, а потому практически не поддающуюся изменениям. В то же время по остальным шкалам, отражающим психоэмоциональное состояние, тяжесть и распространённость псориатического процесса и качество жизни, выявлены статистически значимые различия между показателями до и после лечения.

В ходе лечения у 54 (94,7%) пациентов первой группы было отмечено повышение общего фона настроения, снижение раздражительности, беспокойства. Снизился уровень реактивной тревожности по данным теста Спил-бергера. Лишь у 3 (5,3%) больных псориазом психоэмоциональное состояние не изменилось, что связано, вероятно, с отсутствием выраженной динамики со стороны кожного процесса (уменьшение индекса PASI менее чем 25%), а также с экссудативным характером высыпаний. Однако в целом наряду с улучшением психического состояния у больных первой группы наблюдалось улучшение дерматологического статуса.

К концу 4-ой недели лечения в первой группе у 29 (50,8%) больных ин деке PASI уменьшился более чем на 75%, что расценивалось как значительное улучшение, у 26 (45,6%) больных индекс PASI уменьшился на 50% и более — клиническое улучшение, у 2 (3,6%) больных отмечено незначительное улучшение (регресс PASI не более 25%): в эту группу вошли пациенты с тор-пидно протекающим экссудативным псориазом.

При этом улучшение психоэмоционального статуса коррелировало с положительной динамикой кожного процесса, о чём свидетельствует прямая достаточно выраженная статистически значимая взаимосвязь между уровнем реактивной тревожности и индексом PASI: г = 0,52 (р 0,05), обнаруженная с помощью коэффициента корреляции Пирсона.

По материалам www.dslib.net

Влияние псориаза на качество жизни больных тема диссертации и автореферата по ВАК 14.00.11, кандидат медицинских наук Новицкая, Наталья Николаевна

1.1. Качество жизни и псориаз. Определение понятия «качество жизни ». Концепция исследования качества жизни в дерматологии .

1.2. Псориаз как психосоматическое заболевание. Историческая справка. Роль психоэмоционального фактора в этиологии и патогенезе псориаза (пси-хонейроиммунные взаимодействия).

1.3. Психологические особенности пациентов, страдающих псориазом.

ГЛАВА П. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

2.1. Клиническая характеристика больных.

2.2. Методики исследования больных псориазом.

ГЛАВА III. СОМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ПСОРИАЗОМ .

3.1. Влияние социально-биологических факторов на качество жизни больных псориазом.

3.2. Влияние клинической картины псориаза на качество жизни больных.

ГЛАВА IV. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ПСОРИАЗОМ.

4.1. Влияние психоэмоционального состояния на качество жизни больных.

4.2. Личностный профиль больных псориазом.

ГЛАВА V. ВЛИЯНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ЛЕЧЕНИЯ НА КАЧЕСТВО

5.1. Сравнительный анализ клинической эффективности традиционного дер-матотропнош и комплексного с применением анксиолитика лечения

ГЛАВА VI. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

Особенностью второй половины двадцатого века является существенное изменение структуры заболеваемости человека, в частности болезней кожи . Эти изменения характеризуются увеличением удельного веса хронических заболеваний (псориаз, экзема, системные болезни соединительной ткани и др.). По существу, речь идёт о своеобразной « эпидемии » хронических болезней и органосклерозов, разнообразных по этиологии и патогенезу (Довжанский С.И., 2001; Кубанова A.A., 2004; Иванов О.Л., 2006; Скрипкин Ю.К., 2007; Bridgett С., 2000; Christophers Е., 2001; Hoehler Т., 2001; Cather J., 2002; Kimball A.B., 2005; Koblenzer C.S., 2005).

Среди всей дерматологической патологии псориаз занимает одно из ведущих мест. Доля заболевания в дерматологическом профиле составляет 25 -30% ( Кошевенко Ю.Н., 1991; Аковбян В.А., 1992; Мордовцев В.Н., 1992; Кун-гуров Н.В., 2004; Соколовский Е.В., 2006; Молочков В.А., 2007; Скрипкин Ю.К., 2007; Хобейш М.М., 2008; Panconesi Е., 1996; Cotterill J.A., 1997; Малдроу М.Э., 1999; Marks R., 1999; Фитцпатрик Т., 1999; Coenraads P.J. et al., 2001; Kir-by В., 2001; Chavigny J.M. et al., 2002; Michaelsson G. et al., 2006).

Распространённость псориаза по различным источникам литературы среди населения Земли составляет от 0,1% до 7% ( Аковбян В.А., 1992; Довжанский С.И., 1992; Мордовцев В.Н., 1992; Иванов О.Л., 1997; Скрипкин Ю.К., 2001; Олисова О.Ю., 2004; Кочергин Н.Г., 2005; Хобейш М.М., 2006; Finzi A.F., 1991; Panaji G.S., 1994; Paiva E.S. et al, 2000; Diepgen T.L. et al., 2003; Enk C. D. et al., 2003). В медико-географической классификации болезней кожи человека псориаз обозначен как « убиквитарное заболевание », то есть повсеместно встречающееся ( Дмитрук B.C., 2003; Fearon U., 2001).

На территории Российской Федерации зарегистрированы около 2,8 млн. больных псориазом (Хобейш М.М., 2006).

Высокий уровень заболеваемости псориазом на нынешнем этапе развития цивилизации объясняется стремительным темпом жизни общества, увеличением эмоциональной нагрузки, требующей огромных нервных и интеллектуальных усилий, в результате чего нередко возникают « ножницы » между возможностями биологической природы человека и условиями жизни. Исходя из этого, псориаз нередко относят к группе так называемых « болезней цивилизации » ( Довжанский С.И., 2001).

Длительное изнуряющее течение хронических дерматозов , в частности псориаза, с многочисленными рецидивами , как правило, приводит к чрезмерному напряжению реактивных сил организма, это влечёт за собой возникновение физических и психологических нарушений с развитием признаков, характерных для синдрома хронической усталости с астенической симптоматикой (расстройство сна и аппетита, явления депрессии и др.) (Альт-майер П., 2003), что является фоном снижения качества жизни больных. В результате возникает своеобразный « порочный круг »: псориатическая болезнь — психоэмоциональный статус больного — качество жизни больного.

В последние годы оценка качества жизни становится предметом клинического интереса, научных исследований, критерием назначения или коррекции применения лекарственных препаратов (Померанцев В.П., 1999; Колпа-кова Е.В., 2000; Шевченко Ю.Л., 2000; Фёдоров С.М., 2001; Новик А.А., 2002; Кубанова А.А., 2005; Смирнова Л.М., 2006; Суколина О.Г., 2007; Hays R.D. et al., 1995; Fritsch P., 1998; Gladman D.D., 2000; Harlow D. et al., 2000; Hillert A. et al., 2004; Щепитовски Я., 2007).

Как известно, заболевания влияют как на физическое состояние индивидуума, так и на психологию его поведения, эмоциональные реакции, часто изменяют его место и роль в социальной жизни. В связи с этим важно получить полное представление о характере воздействия болезни на важнейшие функции человека, что позволяет сделать метод оценки качества жизни.

Данные о качестве жизни дают возможность осуществлять постоянный мониторинг состояния больного и в случае необходимости проводить коррекцию терапии. Оценка качества жизни, сделанная самим больным, является ценным и надёжным показателем его общего состояния. Данные о качестве жизни наряду с традиционным медицинским заключением, сделанным врачом , позволяют составить полную и объективную картину болезни ( Новик A.A., 2002; Кубанова A.A., 2004; Кочергин Н.Г., 2006; Finlay A.Y., 1997; Scholzen Т.Е., 1998; Staab D. et al., 2000; Wisnicka B. et al., 2004). В связи с этим исследование качества жизни больных псориазом представляется весьма актуальным.

Изучить качество жизни больных псориазом с учётом клинических проявлений дерматоза, психологических, социально-биологических факторов и обосновать применение медикаментозной психокоррекции в комплексной терапии псориаза.

1. Установить корреляционную связь показателей качества жизни с социально-биологическими факторами — пол, возраст, социальная активность и клиническими проявлениями псориаза — возраст дебюта заболевания, частота обострений и давность дерматоза , провоцирующие факторы, тяжесть и распространённость кожного процесса, локализация высыпаний, субъективные симптомы .

2. Оценить распространённость тревоги и депрессии у больных псориазом и установить уровень их корреляции с социально-биологическими факторами, клиническими проявлениями псориаза, показателями качества жизни.

3. Определить уровень личностной тревожности, алекситимии , склонность к тревоге и депрессии, тип акцентуации как факторов, характеризующих личностный профиль больных псориазом и предрасполагающих к психосоматической патологии.

4. Провести анализ клинической эффективности традиционной терапии больных псориазом в сравнении с комплексным лечением, включающим применение медикаментозной психокоррекции, на основании динамики данных индекса РАБ1, теста Спилбергера и показателей качества жизни.

1. Впервые доказано, что у больных псориазом на качество жизни оказывают влияние не только клинические проявления дерматоза, но и психоэмоциональное состояние больных, так коэффициент корреляции показателей качества жизни (опросник Р01) с индексом РА81 составляет г = 0,5, а с реактивной тревожностью г = 0,8 (р < 0,05).

2. Впервые у больных псориазом выявлены высокий уровень алекситимии (54,7%), склонность к тревоге и депрессии (89%), наличие акцентуации по цик-лотимическому (78%), педантичному (75%), тревожному (77%), « застревающему » (70%), низкому демонстративному (77%) и гипотимному (93%) типам.

3. Впервые доказано, что применение в комплексном лечении больных псориазом с симптомами тревоги селективного анксиолитика повышает эффективность традиционного дерматотропного лечения, что достоверно выявляется в положительной динамике данных индекса РАБ1, теста Спилбергера и показателей качества жизни.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

Непосредственным результатом исследования была разработка, апробация и внедрение метода лечения больных псориазом с симптомами тревоги, включающего назначение наряду с дерматотропными препаратами медикаментозной психокоррекции (на примере селективного анксиолитика ). Предложенный метод повышает эффективность терапии больных псориазом с симптомами тревоги и улучшает их качество жизни.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Качество жизни пациентов, страдающих псориазом, обусловлено не только клиническими проявлениями дерматоза и социально-биологическими факторами, но и в не меньшей степени психическим состоянием больных.

2. Особенности личностного профиля больных псориазом предрасполагают к развитию психосоматических расстройств и негативно отражаются на качестве жизни.

3. В комплексе терапевтических и профилактических мероприятий у больных псориазом необходимо включать методы направленные на коррекцию психоэмоционального состояния. Применение в комплексном лечении больных псориазом с симптомами тревоги медикаментозной психокоррекции способствует значительному повышению их качества жизни.

ВНЕДРЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПРАКТИКУ

Результаты, полученные в настоящем исследовании, внедрены в практическую деятельность кожно-венерологического отделения факультетских клиник ГОУ ВПО « Иркутский государственный медицинский университет », а также в работу Иркутского областного кожно-венерологического диспансера , Читинского краевого кожно-венерологического диспансера, Тулунского областного кожно-венерологического диспансера. Материалы диссертации используются в учебном процессе кафедры дерматовенерологии ГОУ ВПО « Иркутский государственный медицинский университет ».

Основные положения диссертации доложены на:

— III Байкальской межрегиональной конференции. Психосоматические и со-матоформные расстройства в клинической практике. Иркутск, 2007.

— IV Байкальской межрегиональной конференции. Психосоматические и соматоформные расстройства в клинической практике. Иркутск, 2008. Научно-практической конференции молодых учёных. Психосоматическая медицина. Иркутск, 2009.

По теме диссертации опубликовано 14 печатных работ.

1. Качество жизни больных псориазом в большей степени зависит от тяжести и распространённости кожного процесса, локализации высыпаний, наличия субъективных симптомов, частоты обострений , уровня социальной активности, в меньшей степени — от пола, возраста пациентов, начала и давности заболевания, что подтверждают установленные статистически значимые корреляции.

2. У больных псориазом выявлена высокая распространённость тревоги (75%) и депрессии (61,2%). Установлена статистически значимая корреляционная связь тревоги и депрессии с уровнем социальной активности (низкой и высокой), тяжестью и распространённостью кожного процесса, субъективными симптомами и показателями качества жизни.

3. У пациентов, страдающих псориазом, в исследуемой выборке отмечаются личностные особенности, характеризующие личность больного как стрессонеустойчивую и предрасполагающие к психосоматической патологии — высокий уровень алекситимии (54,7%), высокая личностная тревожность (54,5%), склонность к тревоге и депрессии (89%), наличие акцентуации по цик-лотимическому (78%), педантичному (75%), тревожному (77%), « застревающему » (70%), низкому демонстративному (77%) и гипотимному (93%) типам.

4. Применение медикаментозной психокоррекции в комплексном лечении больных псориазом с наличием в клинической картине симптомов тревоги повышает эффективность традиционного дерматотропного лечения, о чём свидетельствует положительная динамика данных индекса РА81, теста Спилбергера и показателей качества жизни (р < 0,05).

1. У больных псориазом рекомендуется исследовать психоэмоциональное состояние и качество жизни, связанное со здоровьем.

2. В качестве скринингового теста для определения тревожности может быть использован тест Спилбергера, для определения качества жизни — опросники Скиндекс -29, РЭ1 (Псориатический индекс нарушений).

3. Для повышения эффективности лечения больных псориазом с симптомами тревоги рекомендуется использовать в комплексной терапии селективный анксиолитик (2[-2- (морфолино)-этил]-тио-5-этоксибензилимидазола дигидрохлорид).

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Новицкая, Наталья Николаевна, 2009 год

1. Аведисова , А. С. Эффективность и переносимость терапии афобазолом Текст. / А. С. Аведисова , Р. В. Ахапкин // Психиатрия и психофармакотерапия. 2007 — №4. — С. 24-31.

2. Аведисова, A.C. Афобазол — безопасный препарат для лечения тревоги в общей практике Текст. / A.C. Аведисова // Рус. мед. журн . 2006. — Т. 14 -№23.-С. 19-21.

3. Адаскевич , В. П. Диагностические индексы в дерматологии Текст. / В. П. Адаскевич. М. : Медицинская книга, 2004. — 165 с.

4. Адаскевич , В. П. Психологическое сопровождение пациента в дерматологии (некоторые советы психолога) Текст. / В. П. Адаскевич, В. П. Дуброва//Рос. журн. кож . и вен. бол. -2003. -№1. С. 51-56.

5. Адаскевич , В. П. Индекс качества жизни в дерматологических исследованиях Текст. / В. П. Адаскевич, В. П. Дуброва // Рос. журн. кож. и вен . бол. -2003.-№4.-С. 42-45.

6. Айзятулов , Р. Ф. Значение факторов риска в возникновении и течении псориатической болезни Текст. / Р. Ф. Айзятулов , В. В. Юхименко // Вестн . дерматол. -2001. -№1.-С. 41-43.

7. Акарачкова , Е. С. Афобазол в терапии вегетативных проявлений тревоги и дезадаптации у больных неврологической и общесоматической практики Текст. / Е. С. Акарачкова , С.Б. Шварков // Рус. мед. журн. 2007. — Т. 15 -№2. — С. 26-30.

8. Аковбян , В. А. Некоторые индивидуальные особенности организма больных псориазом и характера клинического течения заболевания Текст. / В. А. Аковбян , С. С. Арипов // Вестн. дерматол . 1992. — №2. — С. 23-25.

9. Александер, Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение Текст. / Ф. Александер. Пер. с англ. С. Могилевского. М. : ЭКСМО-Пресс, 2002. — 352 с.

10. Альтмайер, П. Терапевтический справочник по дерматологии и аллергологии Текст. / П. Альтмайер. Пер. с нем.; Под ред. А. А. Кубановой . — М. : ГЭОТАР-МЕД, 2003. 1248 с.

11. Ахмеджанов, Э. Р. Психологические тесты Текст. / Э. Р. Ахмеджанов. — М., 1996.-320 с.

12. Барбинов , В. В. Новые подходы к наружной терапии псориаза Текст. / В. В. Барбинов, Р. А. Граншн // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2008. — №3. — С. 23-28.

13. Беленков , Ю. Н. Определение качества жизни у больных с хронической сердечной недостаточностью Текст. / Ю. Н. Беленков // Кардиология . -1993.-№2.-С. 85-88.

14. Белоусова , Т. А. Нозогенные реакции у больных дерматозами фациаль-ной локализации Текст. / Т. А. Белоусова, И. Ю. Дороженок // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — № 1. — С. 41 -45.

15. Белялов , Ф. И. Психические расстройства в практике терапевта Текст. / Ф. И. Белялов. 3-е изд., доп. — М. : МЕДпресс-информ, 2005. — 256 с.

16. Бодров, В. А. Психологический стресс: развитие и преодоление Текст. / В. А. Бодров. М. : ПЕРСЭ, 2006. — 528 с.

17. Бройтигам , В. Психосоматическая медицина Текст. / В. Бройтигам, П. Кристиан. Пер. с нем. М. : ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999. — 376 с.

18. Великанова , Л. П. Первичная профилактика психосоматических расстройств Текст. / Л. П. Великанова, Ю. С. Шевченко // Журнал неврол. и психиат . 2005. — №5. — С. 41-45.

19. Воробьёва, О. В. Тревожные расстройства в неврологической практике Текст. / О. В. Воробьёва // Рус. мед. журн. Неврология . — 2007. — Т. 15 -№24.-С. 1820-1823.

20. Гиндикин , В. Я. Психиатрия для клинических психологов и психотерапевтов Текст. / В. Я. Гиндикин. — М.: Высшая школа психологии, 2001. — 272 с.

21. Глушков , Р.Г. Депрессии в общемедицинской практике Текст. / Р. Г. Глушков, Н. И. Андреева // Рус. мед. журн. Психиатрия. 2005. — Т. 13 -№12.-С. 858-860.

22. Гребенников , В. А. Психологический статус больных псориазом в условиях хронического стресса Текст. / В. А. Гребенников, JI. М. Дакиева // Первый российский конгресс дерматовенерологов : тезисы научных работ. СПб, 2003. — Т.1. — С. 33-34.

23. Гройсман, A. JI. Медицинская психология: монография Текст. / A. JI. Гройсман. -М. : Изд. Дом Магистр-Пресс, 2002. 452 с.

24. Данилычева , И. В. Качество жизни у больных крапивницей и атопиче-ским дерматитом Текст. / И. В. Данилычева, Н. И. Ильина // Consilium Medicum. 2001. — №3. — С. 217-224.

25. Дерматовенерология Текст. / Под ред. А. А. Кубановой. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2006. 320 с.

26. Десятников, В. Ф. Маскированная депрессия Текст. / В. Ф. Десятников // Журнал невропатол . и психиат. 1975. -Т.75. -Вып.5. — С. 760-771.

27. Дмитрук , В. С. Физические и природные факторы терапии псориаза Текст. / В. С. Дмитрук, Е. Ф. Левицкий . Томск : Изд-во НТЛ, 2003. -148 с.

28. Довжанский , С. И. Псориаз или псориатическая болезнь Текст. / С. И. Довжанский. Саратов : Изд-во Саратовского университета, 1992. — 174 с.

29. Довжанский, С. И. Качество жизни показатель состояния больных хроническими дерматозами Текст. / С. И. Довжанский // Вестн. дерматол. — 2001.-№3.-С. 12-13.

30. Довжанский , С. И. Генетические и иммунные факторыв патогенезе псориаза Текст. / С. И. Довжанский, И. Я. Пинсон // Рос. журн. кож. и вен. бол. —2006. №1. — С. 14-19.

31. Дороженок, И. Ю. Современные аспекты психофармакотерапии психодерматологических расстройств Текст. / И. Ю. Дороженок // Психиатрия и психофармакотерапия . 2004. — №6. — С. 274-276.

32. Дороженок , И. Ю. Терапия психических расстройств в дерматологической практике: современный взгляд на проблему Текст. / И. Ю. Дороженок, А. Н. Львов // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — №4. — С. 16-21.

33. Дороженок , И. Ю. Психические расстройства в дерматологической практике (учебное пособие) Текст. / И. Ю. Дороженок, А. Н. Львов . -Москва, 2006. 64 с.

34. Дороженок , И. Ю. Афобазол при терапии тревожных расстройств у больных дерматологического стационара Текст. / И. Ю. Дороженок, М. А. Терен-тьева // Рус. мед. журн. Дерматология . 2007. — Т. 15 — №19. — С. 1379-1382.

35. Еникеев, М. И. Общая и социальная психология: Учебник для вузов Текст. / М. И. Еникеев. М. : Изд. группа КОРМА-ИНФРА, 1999. — 624 с.

36. Жмуров , В. А. Клинико-психопатологическое исследование Текст. / В. А. Жмуров. Иркутск : Изд-во Иркутского университета, 1988. — 131 с.

37. Жмуров, В. А. Психопатология . Часть I. Симптоматология: Учебное пособие Текст. / В. А. Жмуров. — Иркутск : Изд-во Иркутского унта, 1994. — 240 с.

38. Жмуров, В. А. Психопатология. Часть II. Психопатологические синдромы: Учебное пособие Текст. / В. А. Жмуров. Иркутск : Изд-во Иркутского ун-та, 1994. — 304 с.

39. Иванец , Н. Н. Психиатрия и наркология : учебник Текст. / Н. Н. Иванец , Ю. Г. Тюльпин. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2006. — 832 с.

40. Иванов , О. Л. Психодерматология: история, проблемы, перспективы Текст. / О. Л. Иванов, А. Н. Львов // Рос. журн. кож. и вен. бол. 1999. — №1. — С. 28-37.

41. Иванов, О. Л. Кожные и венерические болезни: Справочник Текст. / Под ред. О. Л. Иванова. М. : Медицина , 1997 — 352 с.

42. Иванов, О. Л. Кожные и венерические болезни: учебник Текст. / Под ред. О. Л. Иванова. М. : Шико, 2002. — 480 с.

43. Иванов, О. Л. Проблемы психодерматологии в трудах представителей

44. Рахмановской школы Текст. / О. Л. Иванов // Рос. журн. кож. и вен. бол. — 2006.-№4.-С. 7-10.

45. Иванова , И. Н. Психосоматическое состояние больных красным плоским лишаем Текст. / И. Н. Иванова, Р. А. Мансуров // Вестн. дерматол. 2003.- №5. С. 28-30.

46. Иванова, И. Н. Особенности социальной дезадаптации дерматологических больных Текст. / И. Н. Иванова // Рос. журн. кож. и вен. бол. — 2007.- №5. С. 77-79.

47. Ильин, Е. П. Эмоции и чувства Текст. / Е. П. Ильин. СПб. : Питер,2002.-752 с.

48. Исаев , Д. Н. Психические нарушения у детей, больных нейродермитом и псориазом Текст. / Д. Н. Исаев, Б. С. Калашников // Журн. невропат, и психиат. 1987. — № 11. — С. 1700-1704.

49. Карвасарский, Б. Д. Медицинская психология. Принципы и применение Текст. / Б. Д. Карвасарский. Л. : Медицина, 1982. — 272 с.

50. Катунина, О. Р. Иммунная система кожи и её роль в патогенезе псориаза Текст. / О. Р. Катунина // Вестн. дерматол. 2005. — №1. — С. 19-22.

51. Квасенко , А. В. Психология больного Текст. / А. В. Квасенко , Ю. Г. Зубарев. Л. : Медицина, 1980. — 184 с.

52. Керимов , С. Г. Особенности психоэмоционального состояния больных псориазом в период обострения Текст. / С. Г. Керимов, М. Ю. Исмайлова I

53. Первый конгресс дерматовенерологов: тезисы научных работ. — СПб,2003. Т. 1.-С. 47.

54. Китаева, И. И. Психоневрологические синдромы у больных псориазом Текст. : автореф. дис. . канд. мед. наук : 14.00.13.; 14.00.18 / И. И. Китаева. Н. Новгород, 2003. — 27 с.

55. Клиническая психология: учебник Текст. / Под ред. Б. Д. Карвасарского.- СПб. : Питер, 2004. 960 с.

56. Клиническая психология Текст. / Под ред. М. Перре, У. Бауманна. —

57. СПб. : Питер, 2007. 1312 с.

58. Кожные и венерические болезни : Руководство для врачей Текст. В двух томах. 2-е изд., перераб. и доп. — Т.1. / Под ред. Ю. К. Скрипкина , В. Н. Мордовцева. — М. : Медицина, 1999. — 880 с.

59. Кожные и венерические болезни: Руководство для врачей Текст. В двух томах. 2-е изд., перераб. и доп. — Т.2. / Под ред. Ю. К. Скрипкина , В. Н. Мордовцева. — М. : Медицина, 1999. — 880 с.

60. Кожные и венерические болезни: Учебное пособие для Студентов мед. вузов Текст. / Под ред. Е. В. Соколовского. — СПб. : ООО « Издательство Фолиант », 2006. 488 с.

61. Колпакова, Е.В. Качество жизни и артериальная гипертония: роль оценки качества жизни в клинических исследованиях и практической деятельности врача Текст. / Е. В. Колпакова // Тер. архив. 2000. — №4. — С. 71-73.

62. Коркина , М. В. Психиатрия: Учебник для студентов мед. вузов Текст. / М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина . 3-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2004. — 576 с.

63. Корсунская , И. М. Препараты кальципотриола в терапии псориаза Текст. / И. М. Корсунская, С. Е. Зеленцова // Вестн. дерматол. 2007. -№3. — С. 45-46.

64. Кочергин , Н. Г. Инфликсимаб в терапии псориаза: современные аспекты Текст. / Н. Г. Кочергин, Л. М. Смирнова // Вестн. дерматол. 2005.- №5-С. 37-39.

65. Кочергин , Н. Г. Дерматологическое качество жизни как психосоматический симптом дерматоза Текст. / Н. Г. Кочергин, Л. М. Смирнова // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — №4. — С. 11-15.

66. Кошевенко , Ю. Н. Особенности клиники, патогенеза , лечения и реабилитации больных хроническими дерматозами Текст. / Ю. Н. Кошевенко // Вестн. дерматол. 1991. -№12. — С. 47-50.

67. Кубанова , А. А. Концепция и определение качества жизни больных в дерматовенерологии Текст. / А. А. Кубанова , А. А. Мартынов // Вестн. дерматол. 2004. — №4. — С. 16-19.

68. Кузнецова , Н. П. Псориаз (патогенез, клиника , лечение): методические рекомендации Текст. /Н. П. Кузнецова, А. И. Якубович . Иркутск, 1989. — 31 с.

69. Кулагин , В. И. Особенности течения атопического дерматита и псориаза у больных, страдающих психоличностными нарушениями Текст. / В. И. Кулагин, О. В. Павлова // Вестн. дерматол. 2007. — №1. — С. 16-19.

70. Кунгуров , Н. В. Иммуномодулятор полиоксидоний в терапии больных псориатической болезнью Текст. / Н. В. Кунгуров, Н. Н. Филимонкова . -М. : Государственный научный центр Института Иммунологии МЗ РФ, 2004. С. 34-32.

71. Львов, А. Н. К вопросу о психосоматических заболеваниях в дерматологии Текст. / А. Н. Львов // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2004. -№6. С. 272-274.

72. Львов , А. Н. Краткие очерки истории психодерматологии Текст. / А. Н. Львов, О. Л. Иванов // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2004. — №6. С. 266-267.

73. Любан-Плоцца, Б. Психосоматический больной на приёме у врача. Текст. / Б. Любан-Плоцца, В. Пельдингер . СПб., 1994. — 167с.

74. Люшер, М. Цветовой тест люшера Текст. / Макс Люшер. Пер. с англ. А. Никоновой. СПб., Сова; М. : Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 192 с.

75. Малкина-Пых, И. Г. Психосоматика : новейший справочник Текст. / И. Г. Малкина-пых. М. : Изд-во Эксмо, 2003. — 928 с.

76. Малкина-Пых, И. Г. Психосоматика: справочник практического психолога Текст. / И. Г. Малкина-пых. М. : Изд-во Эксмо, 2005. — 992 с.

77. Марилов , В. В. Переход функционального расстройства в органический психосоматоз Текст. / В. В. Марилов // Журн. неврол . и психиат. — 2006. — №1.-С. 21-23.

78. Махновец, Е. Н. Совершенствование методов терапии псориаза с учётом функционального состояния печени Текст. / Е. Н. Махновец // Дисс. канд. мед. наук. Новосибирск, 2000. 110 с.

79. Медведев , В. Э. Психофармакотерапия тревожных расстройств у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями: применение афобазола Текст. / В. Э. Медведев, А. П. Троснова // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2007.-№7.-С. 25-29.

80. Медицинская психология: новейший справочник практического психолога Текст. / Сост. С. JI. Соловьёва. М. : ACT; СПб. : Сова, 2007. — 575 с.

81. Менделевич , Б. Д. Клиническая и медицинская психология Текст. / Б. Д. Менделевич. М. : МЕДпресс-информ, 2005. — 432 с.

82. Молочков, В. А. Псориаз и псориатический артрит Текст. / В. А. Молоч-ков, В. В. Бадокин . М. : Т-во научных изданий КМК ; Авторская академия. 2007. — 300 с.

83. Мордовцев, В. Н. Псориаз Текст. /.В. Н. Мордовцев. Кишинёв, 1991. — 184 с.

84. Налди, JI. Псориаз Текст. / JI. Налди, Б. Рзани // Доказательная медицина. 2003. — Т.2. — № 6. — С. 1862-1888.

85. Незнамов , Г. Г. Современный селективный анксиолитик — афобазол Текст. / Г. Г. Незнамов, С. А. Сюняков // Журн. неврол. и психиат. 2005. — №4. — С. 35-40.

86. Немов, Р. С. Психология: учебное пособие Текст. / Р. С. Немов // Психодиагностика. Введение в научное психологическое исследование с элементами математической статистики. М. : Гуманит. изд. центр BJIA- ДОС , 1999.-640 с.

87. Немов, Р. С. Психология: учебное пособие Текст. / Р. С. Немов // Общие основы психологии. М. : Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. — 688 с.

88. Немов, Р. С. Практическая психология. Познание себя. Влияние на людей: учебное пособие Текст. / Р. С. Немов. — М. : Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001.-320 с.

89. Немчанинова , О. Б. Системные нарушения гомеостаза при псориатиче-ской болезни: принципы патогенетической терапии Текст. / О. Б. Немчанинова // Дисс. докт. мед. наук. Новисибирск, 2003. 258 с.

90. Никитин , А. Ф. К вопросу о патогенезе псориаза Текст. /.А. Ф. Никитин, Б. И. Легостев // Вестн. дерматол. 1990. — №5. — С.38-40.

91. Николаева, В. В. Влияние хронической болезни на психику Текст. /.В. В. Николаева. -М. : Изд-во Московского ун-та, 1987. 167 с.

92. Нимайер, Ф. Образовательные программы в дерматологии: данные доказательных исследований при атопическом дерматите и псориазе Текст. / Ф. Нимайер, Й. Купфер . Пер. с англ. А. Н. Львов , А. В. Миченко // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2008. — №1. — С. 11-21.

93. Новик , А. А. Концепция исследования качества жизни в медицине Текст. /.А. А. Новик, Т. И. Ионова . СПб., ЭЛБИ, 2002. — 157 с.

94. Новик , А. А. Руководство по исследованию качества жизни в медицине Текст. /.А. А. Новик, Т. И. Ионова . СПб., 1999. — 140 с.

95. Новик , А. А. Концепция и стратегия исследования качества жизни в гастроэнтерологии Текст. / А. А. Новик, Т. И. Ионова // Тер. Архив. 2003. -№10.-С. 42-46.

96. Обгольц , И. А. Психоэмоциональное состояние пациентов с розацеа : особе-ности и возможности коррекции Текст. / И.А. Обгольц, О.Б. Немчанинова // Сибирский журнал дерматологии и венерологии . 2008. — №9. — С. 10-12.

97. Обухов, С. Г. Психиатрия Текст. / С. Г. Обухов. Под ред. Ю. А. Александровского. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 352 с.

98. Овчинников , Б. В. Основы клинической психологии и медицинской психодиагностики Текст. / Б. В. Овчинников, И. Ф. Дьяконов . СПб. : «ЭЛ-БИ-СПб», 2005. — 320 с.

99. Окладников, В. И. Личность и психосоматическая патология Текст. / В. И. Окладников. — Иркутск, 2005. — 213 с.

100. Олисова , О. Ю. Современные подходы к ведению больных псориазом Текст. /.О. Ю. Олисова // Рус. мед. журн. Дерматология — 2004. Т. 12 -№4.-С. 182-185.

101. Павлова, О. В. Проблемы современной психодерматологии Текст. / О. В.

103. Павлова, О. В. Новые аспекты патогенетической терапии псориаза Текст. / О. В. Павлова // Вестн. дерматол. 2005. — №6. — С.36-39.

104. Павлова, О. В. Иммуномодулирующая терапия псориаза у больных с сопутствующими шизотипическими расстройствами Текст. / О. В. Павлова // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — №4. — С. 21-23.

105. Павлова , О. В. Новые аспекты патогенеза псориаза: психонейроим-мунные взаимодействия Текст. / О. В. Павлова, Ю. К. Скрипкин // Вестн. дерматол. 2007. — №3. — С. 9-11.

106. Пальцев , М. А. Клинико-морфологическая диагностика и принципы лечения кожных болезней. Руководство для врачей Текст. / М. А. Пальцев, Н. Н. Потекаев . М. : Изд-во « Медицина », 2006. — 512 с.

107. Панарин , О. В. Розацеа Текст. / О. В. Панарин, Т. Б. Решетникова // Сибирский журнал дерматологии и венерологии. 2008. — №9 — С. 12-19.

108. Померанцев, В. П. Диагноз , лечение и качество жизни Текст. / В. П. Померанцев // Клин. мед. 1999. — №3 — С. 3-8.

109. Практикум по возрастной психологии: учебное пособие Текст. / Под ред. Л. А. Головей , Е. Ф. Рыбалко. СПб. : Речь, 2002. — 694 с.

110. Практическая психодиагностика. Методики и тесты Текст. /.Под ред. Д. Я. Райгородского. Самара : Изд. Дом « БАХРАХ-М», 2002. — 672 с.

111. Психиатрия Текст. / Под ред. Р. Шейдера . М. : Практика, 1998. — 485 с.

112. Психиатрия с элементами психотерапии Текст. / Пер. с нем. Г. А. Обухова. — М.: Высшая школа, 1999. 496 с.

113. Психосоматическое понятие « качество жизни » и методы его исследования Текст. / Прикладная психология и педагогика. Вып.З. — М.: Изд-во « Импринт Гольфстрим », 1999. 34 с.

114. Психосоматические заболевания: полный справочник Текст. — М : Изд-во Эксмо, 2003. 608 с.

115. Раева , Т. В. Психологические аспекты качества жизни больных псориазом Текст. / Т. В. Раева, Н. П. Ишутина // Рос. журн. кож. и вен. бол. — 2006.-№4.-С. 32-35.

116. Рахматов , А. Б. Психоэмоцианальный статус больных псориазом Текст. / А. Б. Рахматов, Р. Г. Школьник // Вестн. дерматол. 1991. — №4.- С. 66-68.

117. Рубинштейн, С. JI. Основы общей психологии Текст. / С. JI. Рубинштейн. СПб. : Питер, 2002. — 720 с.

118. Серия «Библиотека врача-дерматовенеролога» Текст. / Под ред. Е. В. Соколовского. Выпуск 3. СПб.: СОТИС , 1999. — 134 с.

119. Скрипкин , Ю. К. Кожные и венерические болезни Текст. / Ю. К. Скрипкин, А. А. Кубанова . М. : ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 544 с.

120. Смирнова , JI. М. Инфликсимаб при псориазе: европейский взгляд Текст. / Л. М. Смирнова, Н. Г. Кочергин // Рус. мед. журн. Дерматология.- 2006. Т.14 — №5. — С. 362-367.

121. Смулевич . А. Б. Клинические и психологические аспекты реакции на болезнь (к проблеме нозогений) Текст. / А. Б. Смулевич , А. Ш. Тхостов // Журнал неврол. и психиат. 1997. — №2. — С. 4-9.

122. Смулевич , А. Б. Современная психодерматология: анализ проблемы Текст. / А. Б. Смулевич, О. Л. Иванов // Рос. журн. кож. и вен. бол. -2005.-№6.-С. 33-39.

123. Смулевич, А. Б. Психические расстройства в дерматологической клинике Текст. / А. Б. Смулевич // Психические расстройства в общей медицине. 2006. — № 1. — С. 4-9.

124. Смулевич, А. Б. Расстройства личности Текст. / А. Б. Смулевич. М. : ООО « Медицинское информационное агентство », 2007. — 192 с.

125. Смулевич, А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях Текст. / А. Б. Смулевич. М. : ООО « Медицинское информационное агентство », 2007. — 432 с.

126. Смулевич , А. Б. Терапия пограничных психических расстройств (исследование эффективности и переносимости Афобазола Текст. / А. Б. Смулевич, А. В. Андрющенко // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2007. Экстравыпуск . — С. 3-9.

127. Собенников , В. С. Психосоматика Текст. / В. С. Собенников, Ф. И. Бе-лялов. Иркутск, 2007. — 45 с.

128. Собенников , В. С. Психосоматика: монография Текст. / В. С. Собенников, Ф. И. Белялов . Иркутск : Изд-во Иркутского ун-та, 2008. — 170 с.

129. Ступин , А. В. Природные факторы Приморского края в терапии и реабилитации больных псориазом Текст. / А. В. Ступин, А. Д. Юцковский // Рос. журн. кож. и вен. бол. -2007. -№5. С. 17-19.

130. Суколина , О. Г. Комплексная оценка эффективности патогенетической терапии псориаза Текст. / О. Г. Суколина , Э. А. Баткаев // Вестн. дерма-тол. 2007. — №3. — С. 30-34.

131. Сухарев , А. В. Медико-психологическая коррекция в условиях дерматологического стационара Текст. / А. В. Сухарев, Р. Н. Назаров // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — №4. — С. 25-27.

132. Сухарев , А. В. Вульгарный псориаз: особенности патогенеза и терапии Текст. / А. В. Сухарев, Р. Н. Назаров // Рос. журн. коле, и вен. бол. 2009. — №2. — С. 23-27.

133. Тополянский , В. Д. Психосоматические расстройства Текст. / Б. Д. Тополянский , М. В. Струковская. М. : Медицина, 1986. — 384 с.

134. Трофимова , И. Б. Некоторые аспекты патогенеза псориаза и особенности комплексного лечения больных Текст. / И. Б. Трофимова, Л. М. Бар-денштейн // Вестн. дерматол. 2006. — №1. — С. 32-35.

135. Ушаков, Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства Текст. / Г. К. Ушаков. М. : Медицина, 1987. — 304 с.

136. Фёдоров, С.М. Псориаз: клинические и терапевтические аспекты Текст. / С. М. Фёдоров // Рус. мед. журн. 2001. — Т.9 — № 11. — С. 447-451.

137. Фетискин , Н. П. Социально-психологическая диагностика развитияличности и малых групп Текст. / Н. П. Фетискин, В. В. Козлов . М. : Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 490 с.

138. Хайрутдинов , В. Р. Современные представления об иммунных механизмах псориаза (обзор литературы) Текст. / В. Р. Хайрутдинов, А. В. Самцов // Вестн. дерматол. — 2007. — №1. — С. 3-7.

139. Хобейш , М. М. Псориаз и качество жизни. Текст. / М. М. Хобейш // Медицинский вестник. 2006. — №38. — С. 12-13.

140. Хобейш , М. М. Дайвобет новый высокоэффективный препарат для лечения ладонно-подошвенного псориаза Текст. / М. М. Хобейш, К. Н. Монахов // Клин, дерматол. и венерол . — 2008. — №1. — С. 41-43.

141. Шапарь , Б. В. Практическая психология. Инструментарий Текст. / Б. В. Шапарь, А. В. Тимченко . — Ростов на Дону : Изд-во « Феникс », 2002. — 688 с.

142. Шевченко, Ю. Л. Концепция исследования качества жизни в кардиологии Текст. / Ю. Л. Шевченко // Вестн. рос. воен-мед. акад.- 2000. №1. — С. 5-13.

143. Шилов , В. Н. Псориаз решение проблемы ( этиология , патогенез, лечение) Текст. / В. Н. Шилов. — М. : Издатель В.Н. Шилов, 2001. — 304 с.

144. Шинаев , Н. Н. Иммунная система и нейрогормональные изменения у больных псориазом Текст. / Н. Н. Шинаев , М. С. Ермеев // Рос. журн. кож. и вен. бол.-2000.-№1.-С. 31-33.

145. Шульман , А. Я. Возможности медико-генетического консультирования при псориазе (обзор литературы) Текст. / А. Я. Шульман, О. А. Терман // Вестн. дерматол. 2007. — №4. — С. 21-22.

146. Щепитовски, Я. Психодерматологические аспекты Текст. / Я. Щепи-товски, А. Райх // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2007. — №4. — С. 17-21.

147. Юцковский, А. Д. К проблеме психогенных дерматозов Текст. / А. Д. Юц-ковский, Н. С. Дубняк // Рос. журн. кож. и вен. бол. 2006. — №4. — С. 29-32.

148. Anstey А., Hawk J.L. 1997. Isotretinoin PUVA in women with psoriasis // Brit. J. Dermatol. Vol. 136. P. 798-799.

149. Baker B.S., Fry L. 1992. The immunologie of psoriasis // Br. J. Dermatol.1. Vol. 126. P. 1-9.

150. Barton A.C., Bruce J.N., Silman A.J. 2001. Genetic studies of psoriatic arthritis: dissecting joints and skin // J. Rheumatol. Vol. 28. P. 3-5.

151. Beutler B.A. 1999. The role of tumor necrosis factor in health and disease // J. Rheumatol. Vol. 26. P. 16-21.

152. Bosse K., Hünecke P. Psychodynamik und Soziodynamik bei Hautkranken. -Göttingen, 1996. P. 134.

153. Bourdillon C. 1988 Psoriasis et arthropathies. MD Thesis. Paris. P. 183.

154. Braun-Falko O., Plewig G., Wolff H.H. Dermatologie und Venerologie. -Berlin, 1997. P. 653.

155. Bridgett C. Psoriasis // Dermatol. Psychosom. 2000. — Vol. 1. — P. 183-186.

156. Cather J., Menter A. 2002. Novel therapies for psoriasis // Am. J. Clin. Dermatol. Vol. 3.P. 159-173.

157. Chavigny J.M., Adiceom F., Bernier C. et al. Cytokine blokers in psoriatic arthritis // Ann. Dermatol. Venereol. 2002. — Vol. 129, №8-9. — P. 1003-1007.

158. Coenraads P.J., Span L., Jaspers J.P., Fidler V. Hautarzt. 2001. — Bd. 52., №5. — S. 428-433.

159. Cotterill J. A. Psoriasis // Br. J. Dermatol. 1997. — Vol. 137. — P. 246-250.

160. Christophers E. 2001. Psoriasis epidemiology and clinical spectrum // Clin. Exp. Dermatol. Vol. 26. P. 314-320.

161. Cuellar M.L., Espinoza L.R. 1995. Psoriatic arthritis. Current developments // J. Fla. Med. Assos. Vol. 82. P. 338-342.

162. Detig-Kohler C. Hautkrank: Unberührbarkeit aus Abwehr? Gottingen, 1989. P. 124.

163. Diepgen T.L., Fartasch M., Ring J. et al. Psoriasis // Hautarzt. 2003. -Bd. 54, №10. — S. 946-951.

164. Eastmond C.J. 1994. Psoriatic arthritis: genetics and HLA antigens // Bail-lieres Clin. Rheumatol. Vol. 8. P. 263-276.

165. Enk C.D., Gardlo K., Hochberg M. et al. Psoriasis // Hautarzt. 2003.1. Bd. 54.-S. 506-512.

166. Farber E.M., Lanigan S.W., Rein G. Psoriasis epidemiology and clinical spectrum//Gutis.- 1990.-Vol. 46. №4.-P. 314-316.

167. Fearon U., Veale D.J. 2001. Pathogenesis of psoriatic arthritis // Clin. Exp. Dermatol. Vol. 26. P. 333-337.

168. Finlay A.Y. Quality of Laife Survey. Exchange. 1994. — P. 22-73.

169. Finlay A.Y. Psoriasis // Br. J. Dermatol. 1997. — Vol.136. — P. 305-314.

170. Finzi A.F., Gibelli E. 1991. Psoriatic arthritis // Int. J. Dermatol. Vol. 30. P. 107.

171. Fritsch P. Dermatologie und Venerologie. Berlin, 1998. P. 1123.

172. Gieler U., Stangier U., Brahler E. Hauterkrankungen in psychologischer Sicht. Gottingen, 1995. P. 543.

173. Gladman D.D., Brookbank J. 2000. Psoriatic arthritis // Expert. Opin. Inves-tig. Drugs. Vol. 9. P. 1511-1522.

174. Gollnick H.P. 1996. Oral retinoids-efficacy and toxicity in psoriasis // Br. J. Dermatol. Vol. 135. P. 6-17.

175. Gupta M., Gupta A. Depression and suicidal ideation in dermatology patients with acne, alopecia areata, atopic dermatitis and psoriasis // Br. J. Dermatol. 1998. — Vol. 139. — P. 846-850.

176. Gupta M., Gupta A. The Use of Psychotropic Drugs in Dermatology // Dermatol. Clin. 2000. — Vol. 18.-P. 711-725.

177. Hanseler T., Christophers E. 1995. Disease concominance in psoriasis // Austr. J. Dermatol. Vol. 32. P. 982-986.

178. Harlow D., Poyner T., Finlay A.Y., Dykes P.J. Quality of Laife // Br. J. Dermatol. 2000. — Vol. 143. — P. 979-982.

179. Hays R.D., Bickery B. G., Hermann B. P. et al. Pathogenesis of psoriasis// Quality Laif Res. 1995. — Vol. 4. — P. 159-168.

180. Hillert A., Gieler U., Niemeier V., Brosig B. Psoriasis // Dermatol, and Psy-chosom. 2004. — №5. — P. 33-35.

181. Hoehler T., Marker-Hermann E. 2001. Psoriatic arthritis: clinical aspects,genetics and role of T cells // Curr. Opin. Rheummmatol. Vol. 13. P. 273-279.

182. Kabat-Zinn J., Wheeler E., Light N. et. al. The role of tumor necrosis factor in health and disease // Psychosom. Med. 1998. — Vol. 60, №5. — P. 625-632.

183. O-Kane M., Murphy E. P. Psoriasis // Exp. Dermatol. 2006 — Vol. 15. P. 143-153.

184. Kaschel R., Miltner H., Egenrieder H., Lischka G. Psoriasis epidemiology and clinical spectrum // Aktuelle Dermatol. — 1990. — Bd. 15. — S. 275-280.

185. Kimball A.B., Jakobson C., Weiss S. Psoriasis epidemiology and clinical spectrum // Am. J. Clin. Dermatol. — 2005. Vol.6, №6. — P. 383-392.

186. Kirby B., Griffits C.E.M. 2001. Psoriasis: the future // Br. J. Dermatol. Vol. 144. P. 37-43.

187. Koblenzer C.S. Psoriatic arthritis // Dermatol. Clin. 2005. — Vol. 23, №4. -P. 619-627.

188. Koo J. Y., Lee C. S. Psychocutaneous Medicine. 2003. 477 p.

189. Krueger J.C. 2005. The immunologic basis for the treatment of psoriasis’ with new biologic agents // J. Am. Acad. Dermatol. Vol. 46. P. 1-23.

190. Lebwohl M. 1999. The role salicelic acid in the treatment of psoriasis // Int., . J. Dermatol. Vol. 38. P. 16-24.

191. Marks R. 1999. The role of tazarotene in the treatment of psoriasis // Br. J. Dermatol. Vol. 140. P. 24-28.

192. Matussek P. Psoriasis — epidemiology and clinical spectrum // Psychoter. and Psychosom. 1985. — Vol. 43. P. 120-125.

193. Mazzetti M., Mozzetta F., Soavi G.C. et. al. Psoriasis // Acta Derm-Venerol. 1994. — Suppl. 186.-P. 62-64.

194. McGonagle D., Conaghan P.G., Emery P. 1999. Psoriatic arthritis // Arthritis Rheum Vol. 42. P. 1080-1086.

195. Mease P.J. 2001. Cytokine blokers in psoriatic arthritis // Ann. Rheum. Dis. Vol. 60. P. 37-40.

196. Michaelsson G., Gustafsson K., Hagforsen E. et. al. 2006. The psoriasis variant palmoplanar pustulosis can be improved after cessation of smoking // J.

197. Am. Acad. Dermatol. Vol. 54. P. 737-738.

198. Millard L. Novel therapies for psoriasis // Br. J. Dermatol. 2000. — Vol. 143.-P. 920-921.

199. Misery L. Psoriasis // Br. J. Dermatol. 1997. — Vol. 137. — P. 843-850.

200. Naldi L., Peli L. 1999. Association of early-stage psoriasis with smoking and male alcohol consumption // Arch. Dermatol. Vol. 135. P. 1479-1484.

201. Niebei G., Kaiiweit C., Lange 1., Folster-Holst R. Psoriasis: the future // Hautarzt. 2000. — bd 51, №6. — P. 401 -411.

202. Nissen J.B., Lund M., Stengaard-Pedersens K., Kragballe K. Psoriasis // Arch. Dermatol. Res. 1997. — Vol. 289. — P. — 265-271.

203. Nordmann A., Weber M. 1999. Psoriasis Arthritis ohne Psoriasis // Schweiz Rundsch. Med. Prax. Vol. 88. P. 242-245.

204. Oriente P., Biondi-Oriente C., Scarpa P. 1994. Psoriatic arthritis. Clinical manifestations // Bailliere’s Clin Rheumatol. Vol. 8. P. 277-294.

205. Orfanos C.E., Garbe C. Therapie der Hautkrankenheiten. Berlin, 1995. P. 342.

206. Paean P., Szepietowski J. C., Kiejna A. Psoriasis // Dermatol. Psychosom. -2003.-Vol. 4.-P. 142-145.

207. Paiva E.S., Macaluso D.C. Edwards A., Rosenbaum J.T. 2000 Characterisation of uveitis in patient with psoriatic arthritis // Ann. Rheum. Dis. Vol. 59. P. 67-70.

208. Panaji G.S. 1994. Immunology of psoriasis and psoriatic arthritis // Baille-recs Clin Rheum. Vol. 8. P. 419-427.

209. Panconesi E., Hautman G. Dermatol Clin, 1996. P. 546.

210. Peseschkian N. Psycho-soziale Aspekte bei Neurodermitis constitutionalis: Diss. Mainz, 1990. P. 321.

211. Peters B. P., Weissman F. G. Immunology of psoriasis // Am. J. Hith-Syst. Pharm. 2000. — Vol. 57. — P. 645-659.

212. Peters E. M., Kuhlmei A. Immunology of psoriasis // Brain Behav. Immunol. 2005. — Vol. 19. — P. 252-262.

213. Pitzalis C., Pipitone N. 2000. Psoriatic arthritis // J. R. Soc. Med. Vol.93. P. 412-415.

214. Price M.L., Mottahedin I., Mayo P.R. Psoriasis epidemiology and clinical spectrum// Clin. Exp. Dermatol. — 1991. — Vol. 16, №2. — P. 114-117.

215. Ramsey B. Therapies for psoriasis // Br. J. Dermatol. — 1988. — Vol. 118. — P. 195-201.

216. Raychaudhuri S. P., Farber E. M. Psychosom. of psoriasis // Cutis. — 2000. -Vol. 66.-P. 357-362.

217. Richards H.L., Fortune D.G., Griffiths C.E., Main C.J. Psoriasis psychological aspects//J. Psychosom. Res. — 2001. — Vol. 50, №1. — P. 11-15.

218. Roenigk H.H. 1998. Combination and Rational Therapy for Psoriasis // Psoriasis/ 3ed. H.H. Roenigk, H.I. Maibach (eds.). New York: Marcel Decker Inc. P. 587-592.

219. Sampogna F., Sera F., Abeni D. Psoriasis // J. Invest. Dermatol. 2004. Vol. 122, №3.-P. 602-607.

220. ScholzenT. E., Arvstrong C. A. //Exp. Dermatol. 1998. Vol. 7. — P. 81-96.

221. Spector W. D., Katz S., Murphy J.B., Fulton J.P. The Hierarchical relationship between activities of daily living and instrumental activities of daily living. J Chron Dis 1993. -№40. P. 481-489.

222. Staab D., Ruden U., Kehrt R., Wahm U. Psoriasis — epidemiology and clinical spectrum // Dermatol. Psychosom. 2000. — Vol. 1. — P. 173-178.

223. Stern R. S. 1997. Psoriasis // Lancet. Vol. 350. P. 349-353.

224. Stquet M. J., Hays R.D. Quality of life assessment clinical trials: methods and practice. NewYork: Oxford Universsity Press. 1998. 360 p.

225. Szepietowski J., Reich A. Psoriasis // Br. J. Dermatol. 2004. — Vol. 151. — P. 1284.

226. The WHOQOL Grupp. The world Health Organization Quality of Life Assessment (WHOQOL): position paper from the World Health Organization. Soc Sci Med 1995. №41. — P. 1403-1409.

227. Wahn U., Gieler U. Psoriasis // Hautarzt. 2003. Bd 54, №10. — S. 946-951.

228. Wisnicka В., Szepietowski J. С., Reich A., Orda A. Psoriasis psychological aspects //Dermatol. Psychosom. — 2004. — Vol. 5. — P. 73-78.

229. Williams G. H. Quality of laif and impact on hypertensive patients // Am. J. Med. 1987. №82. — P. 99 — 105.

230. Zachariae R., Oster H., Bjerring P., Kragballe K. Psoriatic arthritis // J. Am. Acad. Dermatol. 1996. — Vol. 34. №6. — P. 1008-1015.

По материалам www.dissercat.com

Насколько сильно влияет псориаз на качество жизни?
Хотя псориаз не относится к угрожающим жизни заболеваниям, у многих больных он оказывает огромное влияние на образ жизни.

В последние 20 лет были разработаны методы, позволяющие оценить это влияние.
По определению ВОЗ, качество жизни — это «восприятие индивидуумом его социального положения в контексте культурных и ценностных установок его жизни и в соответствии с его целями, ожиданиями и интересами». Высокое качество жизни подразумевает соответствие ожиданий индивидуума действительности.

Псориаз затрагивает все аспекты жизни: карьеру, социальную сферу, половую жизнь и семейные отношения. Поэтому очень важно, чтобы качество жизни учитывалось как при лечении псориаза, так и в отношениях между врачом и больным.

«Качество жизни — это, безусловно, социальное явление,- заметил профессор-дерматолог Jean-Jacques Grob.- Хотя врачи всегда принимают качество жизни во внимание, сегодня их пациенты могут свободно обращаться к любой информации о псориазе, в частности через средства массовой информации, поэтому от лечения они стали ожидать большего. Если больной не удовлетворен качеством своей жизни, это значит, что он не удовлетворен результатами лечения. Существующие схемы лечения в целом недостаточно учитывают качество жизни больных. Вдобавок к этому большинство методов лечения налагают на больных массу ограничений».

Оценку качества жизни больного дерматолог может начать с простой беседы с ним и вопросов о его самочувствии. Во время беседы врач должен попытаться выяснить, каковы ожидания больного, обстоятельства его жизни, на какие ограничения он готов пойти и т. д.

Псориаз, как и другие хронические кожные болезни, зачастую плохо поддается лечению и приводит к значительному занижению самооценки.

Существует множество других факторов, которые могут снижать качество жизни больных псориазом, например стрессовое действие рецидивов, зуд, шелушение, корки, ограничения, накладываемые лечением, и его побочные эффекты.

Как оценивается качество жизни при псориазе?
За последние 20лет был разработаны методы, позволяющие врачам и исследователям оценивать качество жизни больных псориазом. Так, психометрические шкалы, составленные в форме опросников, дают возможность исследовать разные аспекты жизни больных, включая повседневную активность, социальные отношения и уровень самооценки.

Дерматологи в своей повседневной практике редко пользуются шкалами оценки качества жизни. Однако исследователи часто используют эти шкалы для изучения связи между клиническими показателями псориаза (тяжесть, локализация поражения и т.д.) и качеством жизни больных, а также для сравнительной оценки влияния разных заболеваний (например, псориаза и бронхиальной астмы) на качество жизни.

По словам профессора Grob, «шкалы качества жизни — это объективный способ оценки субъективных факторов». Эти шкалы должны соответствовать тем же стандартам, в отношении значимости, чувствительности, специфичности и достоверности, что и другие методы исследования и шкалы. Эти шкалы учитывают те аспекты жизни больных, на которые в большинстве случаев распространяется действие хронической кожной болезни.

Какие шкалы используются для оценки качества жизни?
В дерматологии для оценки качества жизни могут использоваться общие (не дерматологические) шкалы, специальные дерматологические шкалы и специальные шкалы для отдельных заболеваний. Большинство этих шкал составлены на английском языке и предназначены для англосаксонской популяции. Поскольку определение понятия качества жизни и способы его выражения в значительной степени зависят от конкретных культурных традиций, использование этих шкал для оценки качества жизни в других популяциях затруднено. Универсальных шкал качества жизни, применимых во всех группах населения, не существует.

Общие шкалы
Профиль влияния болезни (Sickness Impact Profile, SIP); краткая шкала общего состояния здоровья из 36 пунктов (Short Form 36 Items Health Survey, SF-36); ноттингемский профиль здоровья (Nottingham Health Profile, NHP).

С помощью этих шкал можно определить общее влияние болезни на разные показатели здоровья. Например, они позволяют сравнить влияние на качество жизни таких заболеваний, как бронхиальная астма и псориаз. Однако эти шкалы недостаточно чувствительны для разных форм псориаза и поэтому не подходят для этого заболевания. Так, они не содержат ни одного вопроса по самооценке, которая играет очень важную роль при псориазе.

Специальные дерматологические шкалы
Индекс качества жизни дерматологических больных (Dermatology Life QualityI ndex, DLQI); Skindex; VQDermato.

Эти шкалы позволяют оценивать качество жизни больных хроническими кожными болезнями на разных стадиях заболевания и подходят для оценки влияния псориаза на качество жизни.

Опросник DLQI представляет собой простую шкалу, составленную из 10 вопросов и четырех вариантов ответа на каждый из них.

Недавно одобренная французская версия шкалы, Skindex, содержит пункты, касающиеся эмоциональной сферы, симптомов и функций.

Шкала VQdermato также предложена французскими дерматологами и одобрена для использования во Франции. Она предназначена для больных хроническими кожными заболеваниями, включая хроническую крапивницу, псориаз и язвы ног. Шкала содержит 28 вопросов со следующими вариантами ответов: никогда, редко, иногда, часто, всегда, неприменимо, не знаю. Шкала охватывает 4-недельный период до заполнения опросника и содержит вопросы по ежедневной активности, социальным отношениям, половой жизни, уровню напряжения и тревожности, самооценке и отношения к лечению. Эта шкала лучше всего подходит для оценки влияния хронических заболеваний кожи на качество жизни больных, проживающих во Франции.

Специальные шкалы для отдельных заболеваний
Каждая из этих шкал предназначена лишь для одного дерматоза, например обыкновенных угрей, псориаза, атопического дерматита. Основные шкалы, используемые при псориазе, включают Psoriasis DisabilityI ndex (PDI) и Psoriasis Life Stress Inventory (PLSI). Основным их преимуществом является высокая чувствительность оценки прогрессирования псориаза. Недостатком этих шкал служит узкая специализация, не позволяющая сравнивать псориаз с другими заболеваниями. Шкала PDI оценивает выраженность отрицательного влияния заболевания на жизнь больных и заполняется по результатам их опроса. Шкала содержит 15 вопросов и охватывает 4-недельный период до ее заполнения. Вопросы посвящены повседневной активности и социальной сфере. Шкала PLSI оценивает выраженность стресса, связанного с псориазом. Число пунктов в разных версиях этой шкалы колеблется от 15 до 41.

Информация для специалистов здравоохранения

По материалам www.daivonex.ru